Там, на старом казанском тракте.

Люди иногда, как перелетные птицы, оставляют свои обжитые места и отправляются в неведомые края. Не по воле случая, а по жестокой необходимости — искать долю лучшую. А в начале XIX века за долей этой в край Оренбургский прибывали крестьяне из центральных губерний России -из Рязанской, Тамбовской, Воронежской, Курской. Ехали в основном крестьяне государственные, целыми семьями. Инициатива исходила от правительства, оно же и пособиями снабжало, и земельными наделами не обижало. По 15-30 десятин на душу выходило. Так и обживались они, большие и малые селения создавали.
В 1807 году появились села Воздвиженское и Софийское, а в 1809 году - Михайловка - Шарлык, Зобово, Ратчино.
Места эти, как и во всей губернии, характеризовались суровым климатом и сдержанной, но неповторимой красотой. То высокая волнистая равнина, то горы и утесы, то пологие дали, прорезанные реками и озерами с пышным разнотравьем по берегам. А родников с ключевой водой столько, что никакие другие местности (а по-нынешнему — районы) во всей губернии богатством таким не отличались.
А леса-то какие благодатные, грибами, ягодами поселенцев кормившие. Хоть и некогда было крестьянам красотой любоваться, но не могли они пройти мимо нее. Останавливались на минуту, чтобы окинуть взором стволы чудных серокорых и чернокорых берез, вдохнуть аромат цветущей липы, склонить голову перед ласковым прикосновением ольховой сережки или по осени сгрести ногой резные дубовые листья с озорными крепышами-желудями.. И как не устали натруженные руки-ноги, но глаза завороженно смотрят вдаль, на закатывающийся за гору багряный солнечный шар, и вот уже виднеются темнеющие на его фоне кроны взбежавших почти на самую вершину стайку молодых деревьев.
Но красота красотой, а шел новопоселенец сюда, чтобы дрова на зиму заготовить, лесоматериал на стройку привезти. Случалось и на пернатую дичь, и на пушного зверя охотиться, но на это шли редкие умельцы, способные изготовить разные премудрости для поимки. Да и с годами это приходило. На первых же порах обустройством хозяйства да хлебопашеством занимались.
Переселенцев, основавших село Михайловку - Шарлык, насчитывалось около трехсот душ мужского пола. Прибыли они из Рязанской губернии. По свидетельству церковной летописи 1863 года это был народ православный "в делах христианских довольно благочестив. К грамоте расположен и предубеждений против оной не обнаруживает. Жители весьма склонны к разведению скотоводства, торговле и особенно к посевам хлеба — ржаного, ярового и прочего, и от того средства к жизни у них не скудны".
Первую часть своего названия поселение получило по имени садчика Михаила Тычинина, а вторую - по речке Шарлык. Со временем двойное название утратилось.
Вокруг Михайловки - Шарлыка появилось много других сел - Кармалка, Ново-Архангеловка, Бараково, Ново-Никольское, Титовка, Мустафино. Жители всех этих поселений (кроме Мустафино) не имели своей церкви и за всеми обрядами обращались за несколько верст в село Софиевку, которая теперь находится в Пономаревском районе. Но это было связано со многими трудностями, поэтому михайловцы обратились в Синод за разрешением построить свой храм. В 1817 году такой указ был получен.
Собирать средства по другим селениям михайловцам не пришлось. Как люди весьма зажиточные они построили церковь на свои средства. Деревянная с зеленой железной кровлей и позолоченными куполами, она радовала глаз свой величавой нарядностью. Колокола, иконы, молитвенники - все это было приобретено сразу, и 2 июля 1830 года состоялось освещение храма в честь св. Архангела Михаила. До 1906 года действовал приход, в который входили жители Михайловки - Шарлыка - 298 дворов с 1167 лицами мужского пола и 1177 женского, Архангеловки - соответственно 91, 357 и 350 и Кармалки - 68 дворов, 314 мужчин и 284 женщин. Затем населения этих двух деревень отделились в самостоятельные приходы.
В 1896 году в Михайловке - Шарлыке была построена новая трехпрестольная церковь. Как пишет священник Н. Жинжин, "воздвигнут величественный каменный трехпрестольный храм с таковою же колокольней и оградою вокруг него. Длина храма 21 сажень, ширина - 12, высота -21. Главный придел в честь св. Архангела Михаила освящен 13 октября 1896 года, второй - в честь св. Чудотворца Николая (с правой стороны) - 26 октября 1898 года, третий -в честь святого благоверного князя Александра Невского (с левой) - 21 мая 1901 года. Храм расписан внутри в 1909 году живописцем из Оренбурга Дмитриевым за 5100 рублей. В целом же строительство храма обошлось в 82000 рублей. Первым иереем был Самсон Усович, который служил до 1830 года, затем Иосиф Гумилевский, Алексей Гумилевский, Николай Архангельский и другие. Надо сказать, что священослужители и их жены были тогда, как правило, и учителями в открывавшихся школах. Среди них священник А. Полотебнов, Н. Жинжин, С. Краснослободский и другие.
В 1850 году в Шарлыке открылось министерское одноклассное училище, в 1907 году его переименовали в двухклассное. В 1861 году священник Николай Архангельский открыл мужскую школу. Помещалась она в церковной сторожке и до конца 1863 года содержалась на добровольные пожертвования, а позже — на казенные средства. В 1864 году по распоряжению Палаты государственных имуществ учреждена женская школа, в которой обучалось до 35 девочек.
Спустя несколько лет после основания, Шарлык стал своеобразным административным и торговым центром. В 1863 году здесь образовалось волостное правление, в подчинении которого находились села Ново-Архангеловка, Константиновка, Преображенка, Новосергиевка, Кармалка. В селе жили два земских начальника, следователь, доктор, ветеринарный врач. В 1894 году здесь были открыты почтово-телеграфное отделение и полицейское управление. Тогда же начала действовать земская больница. Кроме врача, в ней работали фельдшер и акушерка. В Шарлыке сосредоточилось множество купеческих магазинов, лавок купцов Сомова, Лаврова, Коннова, Фитмана, Варламова и других. В селе были две казенные винные лавки, три пивных, рейнсковой погреб, и все бойко торговали своей продукцией, особенно в базарные вторник и среду. Так что Шарлык по количеству потребляемого спиртного был впереди некоторых из уездных городов.
Но летом 1859 года крестьяне, не желая больше терпеть злоупотреблений владельцев винных лавок и кабаков, спаивавших людей и наживавших на этом большие состояния, громили питейные заведения.
Позже определенные выводы сделали местные власти Они начали проявлять заботу о том, как развлечь население. В частности, как пишет Н. Жинжин: "Ввиду многолюдности села и торгово-базарного значения его и в целях отвлечения от пьянства народных масс, в 1900 году здесь открыта народная чайная Оренбургского уездного комитета Попечительства о народной трезвости с библиотекой при ней на 500 книг и сценой для устройства спектаклей. Для развлечения публики при чайной имеется два граммофона и музыкальный ящик "Дорбуна". Для иллюстрации чтения имеется волшебный фонарь с порядочным запасом картин. Из газет и журналов для чтения выписывались в 1909 году "Русское чтение", "Всеобщая газета", "С-Петербург", "Оренбургская газета", "Последние известия", и журнал "Русский паломник".
Население преимущественно составляли крестьяне, которые в основном занимались земледелием и скотоводством. Избыток продуктов своих хозяйств они реализовывали на местном и других рынках. Все это производилось поистине каторжным путем. Если пахота велась в основном с помощью конных плугов, то сев, сенокос, жатва, молотьба и другие сельхозработы делались исключительно вручную. Понятно, что отдача порой не окупала затрат. И только в урожайные годы удавалось получать излишки продукции.
В зимнее время мужчины ухаживали за скотом, промышляли извозом, ремонтом и изготовлением инвентаря, посуды, пошивом одежды, плетением веревок, лаптей (основной вид обуви). Женщины пряли и ткали полотна из льна, конопли, шерсти и шили из них одежду.
Год от года стремительно развивались различные виды ремесел. Своими изделиями радовали бондари и сукновалы, шорники и столяры, кожевники и сапожники. Постепенно вырастали целые династии. Так, известна была династия гончаров Исаенковых, которые изумляли покупателей обилием и разнообразием прекрасной глиняной посуды.
Нужды застройщиков удовлетворяли местные предприниматели. В частности, на западной окраине Шарлыка действовала лесная биржа Крашенникова. Сюда из соседней Башкирии тянулись обозы подвод с сотнями кубометров древесины. Здесь из нее готовились срубы для домов, пилились доски и брусья.
Славился своим высоким качеством и кирпич, изготовленный на заводе Мухина. Из этого материала построены здания Шарлыкской, Кармальской церквей, райисполкома, средней школы, райвоенкомата и другие сооружения, которые прочно стоят и поныне.
Крестьяне не знали помещичьего гнета, были так называемыми "казенными", то есть государственными. Работали они только на себя, а налоги (подати) платили государству.
Касаясь этнического, национального состава населения района, следует отметить, что оно никогда не было однородным. Наряду с татарским населением начиная с XIX века здесь живут русские, а позже украинцы (село Слоновка, Самойловский, Ванюшино, п. Прохоровка и др.). В селах Парадеево, Изяк-Никитино поселились мордва. Несмотря на столь разнообразный национальный состав, здесь никогда не возникало этнических конфликтов. Этому в решающей мере способствовал миролюбивый характер русских переселенцев, а также мудрая политика царских властей по этому вопросу...
Как же устроились в начале XIX века первопоселенцы Шарлыка? Садчик М. Тычинин и многие другие поселились тогдашней Оторвановке (ныне улица имени Луначарского). Основная же масса переселенцев разместилась на Большой улице (Ленинская и ул. Серова), на восток от нее за речкой разместилась улица Заречная (им. Курочкина), прямо на западе перпендикулярно улице Большой обустроилась улица Сластена (Советская), названная так потому, что на ней было построено несколько магазинов со сладостями и другими редкостными товарами. Прямо по тракту на юг от Сластенки раскинулась улица Новая (Калининская), и лишь намного позже появились улица Мешковская (Больничная) и хуторок (Пролетарская). По сведениям того времени, в 1906 году в Шарлыке числилось 800 домов, в которых проживало 2652 души мужского пола и 2647 женского.
Средоточием экономической жизни Шарлыка была Базарная площадь (теперь на ее территории разместились торговый центр, кинотеатр "Орбита"). В базарные дни (среда, четверг) сюда съезжалось до 600 подвод со всевозможными товарами, как домашнего, так и промышленного производства, доставлялся скот для продажи. Крестьяне торговали пшеницей, рожью, просом, мукой, льном, коноплей, арбузами, картофелем, луком, другими овощами, гончарной посудой, шорноседельными, сапожными, бондарными и прочими изделиями. В крытых балаганах и во многих лотках помимо красного товара (ткани, одежда, сладости) продавались железо, скобяные изделия (купец Валушкин), галантерея (Смирнов), книги, парфюмерия (Агапов). Раз в год здесь же проводилась восьмидневная ярмарка.
С годами население возрастало не только в существовавших селах и деревнях, но и за счет возникновения новых поселений, как, например, Кузьминовка, Прохоровка, Слоновка, Покровка, Парадеево и многих других. (Точной даты их появления в записях не существует).
Столыпинская аграрная реформа 1907-1908 гг. привела к возникновению целого ряда хуторов, отрубов.
Как уже подчеркивалось, главным занятием жителей района было земледелие, которое при трехпольной обработке почвы и отсутствии удобрений не щедро вознаграждало труд пахарей. Основные культуры - пшеница, рожь, овес, просо, гречиха, лен, конопля. Десятина1 пшеницы в урожайные годы давала до 100 пудов2, в средние - 50-70, в неурожайные 15-25 пудов. Немногие крестьяне засевали по 50-70 десятин, большинство же от 5 до 10, а бедняки - от одной до; трех. Хлеб сбывался в основном на местном базаре, реже в Сорочинске, Оренбурге.
Садоводством жители не занимались. Огородничество существовало в основном для домашних потребностей, лишь иногда избыток овощей продавался на местном базаре. Больше всего выращивали картофель, капусту, огурцы, редьку, свеклу, лук, репу. Скотоводство развивалось преимущественно для домашних нужд. Пчеловодство велось примитивным методом и было мало распространено.
Извоз, коим раньше активно занимались крестьяне, с открытием железных дорог сошел на нет. Но ремесленничество, мелкое промышленное производство продолжало развиваться. В Шарлыке действовало десять кузниц, четыре кожевенных, два кирпичных завода, три маслобойни, крупорушка, шесть горшечных, три водяных, паровая (Людвига Краевского) мельницы. Существовал казенный винный склад, где разливали водку в тару.
В начале XX века в ряде сел стали создаваться кредитные и другие товарищества, в которые объединялись многие крестьяне, что позволяло им лучше обеспечиваться сельскохозяйственными машинами, орудиями, облегчавшими труд крестьян, делавшими его более производительным.
Немалый толчок росту благосостояния крестьян способствовала Столыпинская аграрная реформа.
Но начавшаяся первая мировая война внесла в жизнь населения радикальные и отнюдь не положительные изменения. На фронт ушла самая здоровая и дееспособная мужская сила, да и конского тягла заметно поубавилось. Все это не могло не сказаться самым пагубным образом на экономике, культуре и всем укладе жизни. Из-за нехватки рабочей силы, тягла заметно сократились посевные площади, снизилась и урожайность полей, уменьшилось поголовье скота, заметно стали падать доходы и жизненный уровень большинства людей.
Вот почему весть о свержении царского самодержавия население района встретило с глубокой надеждой на перемены к лучшему. Тем более, что эсеры неустанно проповедовали о скором наступлении чуть ли не рая на земле. Не стало земских начальников, полиции (ее заменила по сути в том же обличии милиция). Но буржуазные порядки в своей основе остались теми же! На смену царским чиновникам пришли различные ставленники Временного правительства. Война же полыхала с прежней силой, принося бесконечные человеческие жертвы и страдания народу, который все больше терял веру в правительство и его лживые обещания.
Естественно, что весть о низложении Временного правительства и победе Великого Октября вызвала в народе самый живой отклик. Возвращавшиеся с фронта и воинских частей солдаты рассказывали о происходивших революционных событиях в столице, в Оренбурге, на фронте.
Надо признать, что в Шарлыке советская власть установилась лишь в январе 1918 года, когда местные большевики вместе с солдатами-фронтовиками отстранили от власти буржуазно-эсеровских представителей. Большую работу по разъяснению лозунгов и декретов новой власти, сущности Великой Октябрьской социалистической революции проделали в этот период большевики с дореволюционным стажем Георгий Фомич Косилов, Максим Леонтьевич Вузов, Федор Матвеевич Черномырдин, другие активисты. Они и возглавили первые революционные комитеты и Советы депутатов в Михайловской волости и в селах района. Первыми председателями Шарлыкского сельского Совета были В. Дегтярев и П.Т. Ярных.
Однако деятельность новых революционных органов и Советов длилась всего несколько месяцев и не могла сыграть заметную роль и существенно повлиять на изменение сознания населения. Контрреволюционный переворот, совершенный казачьим атаманом А.И. Дутовым летом 1918 года в Оренбурге и губернии, прервал деятельность Советов. Летом 1918 года в Шарлык нагрянул и надолго здесь обосновался карательный казачий отряд дутовского офицера Бобряшева. Большевики, активисты ушли в подполье. Г.Ф. Косилов скрывался в одном глухом селе под именем учителя Кузьмина М.Л. Бузов чудом бежал от конвоя, ведшего его на расправу.
Как и везде, начался белый и красный террор, а затем заполыхала Гражданская война. И хотя бои шли не на территории района, здесь люди тоже поделились на белых и красных и силой оружия утверждали свою правоту. Так, в селе Преображенке тогдашний руководитель Совета Я.Д. Поздняков ошибочно принял за белых и приказал расстрелять всю группу из шести человек шедших сюда из соседнего села Нордовки местных красных дружинников, в чем потом каялся до самой своей кончины.
Осенью 1919 года армия Дутова была окончательно разгромлена и изгнана за пределы Оренбургского края. В губернии утвердилась советская власть. Но трудно рождался новый строй. Шел передел земли, имущества купцов, кулаков. Многие из них бежали в другие города, губернии. На местах былых богатых имений, хуторов стали возникать коммуны, товарищества и т.п. Однако непродуманная практика их организации, неумелое руководство производством, уравниловка лодыря и труженика привели к развалу этих надуманных производственных коллективов.
В 1920-1921 годах Гражданская война в стране шла к концу. Россия была этой войной доведена до катастрофы. Промышленность во многих местах разрушена или стояла без сырья, рабочие, не имея работы, голодали, сельское хозяйство пришло в запустенье. В стране проводилась политика военного коммунизма, по которой у крестьян изымали по сути дела бесплатно весь хлеб, порой не оставляя даже семян. Понятно, что эта губительная политика партии и правительства в отношении крестьянства не могла не вызвать у него острого протеста против власти, против существующего строя. В стране одно за другим вспыхивали крестьянские восстания.
Подобное выступление озлобленных до предела крестьян произошло в 1920 году на юго-востоке района в селах Парадеево, Романовке, Богородское и других. Восставших называли "лохматой армией" по составу ее участников (в основном беднота).
Восставшие в Парадеево убили учителя Ф.И. Ступишина (существует и другое мнение, что он пал от рук кулацких банд), в Романовке — председателя сельсовета Гончарова. Силами частей особого назначения восстание было сурово подавлено. Хлеб у крестьян вымели, что называется, под метелку. И это привело в 1921 году население к небывалому голоду. Год выдался засушливый, и запасы хлеба были изъяты. В селах и хуторах люди гибли от голода сотнями. Хоронить их было некому, трупы складывались зимой в амбары, а весной сваливались в общие могилы. Таким образом, 1921 год стал годом всенародной трагедии. И лишь следующий год на счастье оказался урожайным, что позволило оставшимся в живых поправить свое положение.
Провозглашенная партией новая экономическая политика (НЭП) помогла крестьянству за короткий срок в основном восстановить былой уровень производства, стала оживать и промышленность. Начали возрождаться мелкие промышленные предприятия, ремесла, оживилась торговля, словом, люди почувствовали облегчение. Но этот здравый, эволюционный путь развития сталинское руководство партии отбросило. В принятом в 1927 году первом пятилетнем плане был провозглашен курс на индустриализацию страны и коллективизацию сельского хозяйства. Курс этот осуществлялся поспешными, диктаторскими методами, что рождало массу ошибок, вело к перегибам.
Коллективизация в Шарлыкском районе началась в 1927 году. В течение года было организовано семь коллективных хозяйств. Какие это были первые сельхозартели, в документах не закрепилось. Но по рассказам старожилов авторитета они не нажили. Крестьяне в них тяготели к единоличному ведению хозяйства.
На следующий год руководство района решило учесть прошлые ошибки и наладить организацию работ в созданных сельскохозяйственных предприятиях. Учитывая, что дела в них шли неважно, новых колхозов планировалось создать не больше пяти. Однако агитация шла столь широко и убедительно, что удалось образовать десять колхозов. Но дела в них на лад не шли — слабой была экономическая база.
Наиболее активной была коллективизация в 1929 году. Из батраков, бедняков, середняков с их имуществом в виде инвентаря, семян, скота было образовано 84 колхоза, но единоличных хозяйств тогда насчитывалось 11552.
К весне 1931 года в колхозы влились 96 процентов крестьянских хозяйств, образовавших 108 колхозов. К началу 1933 года единоличных товаропроизводителей уже не было, а число колхозов выросло до 111. Техника в колхозы стала приходить лишь со второй половины 30-х годов, в основном это были маломощные колесные тракторы марок СТЗ-ХТЗ, которые приходилось бесконечно ремонтировать. Лишь к концу 30-х годов в колхозы стали поступать мощные гусеничные тракторы "ЧТЗ" (Челябинский завод).
Острая нехватка тракторов и других сельскохозяйственных орудий не позволяла колхозам должным образом обрабатывать землю, расширять посевы, вовремя вести сев и уборку. К тому же в 1930-1931 годы самые крепкие крестьянские хозяйства были признаны кулацкими и ликвидированы. Несколько сотен семей выслали в отдаленные районы страны. Это тоже отрицательно сказалось на, и без того небогатой, экономике района. В первые пять лет существования колхозы получали мизерные урожаи, а в 1933 году из-за засухи многие страдали от голода.
В тридцатые годы шло массовое закрытие церквей и мечетей. По данным историка А. В. Федоровой в Шарлыкском районе было ликвидировано семнадцать православных храмов - самое большое количество среди районов области (после Сорочинского района). По годам это выглядело так:

СелоНазвание церквиДата закрытияЧто разместилось
ШарлыкМихайловская1932Управление кинофикации
КармалкаПараскев-Пятница1935Заготзерно
НовоникольскоеДмитриевская1935---
КолычевоНикольская1931---
ПарадеевоПреображенская1932---
СлоновкаКазанская1930---
ПокровкаПокровская1934---
ПреображенкаДмитриевская1932---
КузьминовкаКосмодемьяновская1932---
НовогеоргиевкаКазанская1930---
БараковоНикольская1931---
НиколаевкаМихайловская1932---
ЗобовоДвухпрестольная1929---
РатчиноКазанская1931Клуб и изба-читальня
ПутятиноКазанская1932Заготзерно
КонстантиновкаСмоленская1932---
ИлькульганМолитвенный дом1932---


Но после разора церквей и мечетей дух народа сломить не удалось. Люди молились дома. А просить всевышнего у каждого было о чем. Деревня тогда жила очень трудно, хотя население леностью вовсе не отличалось. Людей в основном выручало подсобное хозяйство.
Однако постепенно жизнь на селе начинала приобретать все более благоприятный характер. Но на этом фоне проявились и уродливые явления сталинского руководства страной. Ошибки, грубые просчеты в экономике, культуре, социальной жизни не у всех советских людей вызывали восторг, несмотря на активную пропаганду социалистических "достижений". Чтобы в зародыше погасить голос протеста недовольных, несогласных, сомневающихся в правильности политики партии и правительства, в стране была развернута чудовищная кампания террора против всех несогласных. Особого размаха она достигла в 1937 году. Под видом борьбы с троцкизмом, вредительством "врагами народа" были объявлены миллионы неповинных людей. Слухи, сплетни, анонимки, "стукачество" — все это пышным цветом использовалось в кампании террора. Сбои в производстве, нарушения техники безопасности, обычное разгильдяйство, невыполнение по любой причине планов и директив вышестоящих органов трактовалось как вредительство, происки врагов страны, и люди, обвиненные по этим статьям, по сути дела, без суда шли под расстрел или на длительные сроки заключения в лагеря ГУЛАГа. Не минула горькая чаша сия и многих шарлычан. В этой кровавой мясорубке погибли секретарь райкома партии Вертузаев, председатель райисполкома Ванеев, редактор газеты "Шарлыкская коммуна" Тырсин. Не спасло его и то, что он в газете активно ратовал за беспощадную борьбу с "врагами народа", за неустанное повышение бдительности против их происков. Кампания террора породила атмосферу шпионажа, поиска и разоблачения несуществующих "врагов", поголовного страха перед властью. Репрессии 1937-1938 годов отрицательно сказались на делах. В областном центре, например, почти все предприятия не справлялись с плановыми заданиями. В целом по области репрессиям за эти годы были подвергнуты 12 тысяч человек. Теперь всем безвинно пострадавшим возвращено доброе имя.

при ипотеке